Ставропольское региональное отделение

Общероссийской общественной организации «АССОЦИАЦИЯ ЮРИСТОВ РОССИИ»

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Текущий момент

E-mail Печать PDF

Работа нотариуса порой преподносит самые приятные сюрпризы, такие как знакомство с человеком, способным оставить неизгладимый след в душе одной лишь недолгой беседой.

Моя коллега, нотариус по Ставропольскому городскому нотариальному округу, член Совета молодых нотариусов нотариальной палаты Ставрополья Марина Тафинцева познакомилась с ветераном Великой Отечественной войны Николаем Владимировичем Бугайченко, когда тот обратился к ней за юридической помощью. Как же я благодарна Марине за то, что она пригласила меня навестить Николая Владимировича.

Оказалось, для Николая Владимировича май – месяц особенный, ведь через несколько дней после праздника 9 Мая ветеран отмечает свой День рождения. В этом году ему исполнился 101 год!

 Николай Бугайченко встретил нас лично. Проведя под руки в комнату, он не стал дожидаться, пока мы начнем беседу: «Вы спросите, кто я? К вам обращается участник Великой Отечественной войны, участник разгрома милитаристской Японии, участник интернациональной военной помощи китайской Красной Армии, педагог, ученый, писатель, публицист», – великолепным, хорошо поставленным голосом произнес он.

«Не делайте ничего, во что не верите!»

Мы с Мариной предвкушали, что сейчас-то и услышим интереснейший рассказ о жизни и судьбе Николая Владимировича. Но не тут-то было: его мудрости, опыта, как и обширных знаний хватило на написание нескольких книг, которые размещены на его персональном сайте в сети Интернет:

– Если вы хотите знать правду об истории нашей Родины-России, то убедительно прошу познакомиться с этими книгами, – пояснил собеседник и, не обращая внимания на наши удивленные возгласы относительно самостоятельного формирования сайта, стал заново открывать для нас такую, казалось бы, знакомую историю периода НЭПа и коллективизации, сталинских репрессий, «кукоризации» (именно этот термин применяет Николай Владимирович к периоду, когда страной руководил Никита Хрущев, и поля засевались кукурузой).

Через призму жизни своего отца (который был «проводником коллективизации», потом репрессирован, а позже реабилитирован) да и своей собственной познавал Николай Бугайченко вехи истории России.

Николай Владимирович все в жизни подвергает анализу, сопоставляет с фактами. Так, он аргументированно разъяснил нам, почему считает неверной с точки зрения исторической правды концовку романа Михаила Шолохова «Тихий Дон». Поделился Николай Владимирович и рядом других наблюдений. Например, запомнилось такое его высказывание: «Бог – это программа, которая ведет человека от одной точки к другой. А сила воли позволяет ему грешить».

«Рано взрослеть нам пришлось»

Ткань повествования Николая Владимировича пополняли воспоминания о детстве и юности.

Он родился в 1922 году в селе Протопоповка Днепропетровской области. Представляете, лишь в двенадцать лет парень впервые попробовал настоящий хлеб вместо привычных «лебедянок» – котлет из лебеды, которые готовила его мама в голодные 20-30-е годы.

Семья Бугайченко переезжала с места на место в поисках лучшей жизни, но отца везде уважали, вспоминает Николай Владимирович и вспоминает, что, где бы они ни обосновывались, не иссякал поток «ходоков» к отцу, который всем без исключения – и беднякам, и середнякам, и кулакам, и пьяным мужикам, и битым женам, и плачущим детишкам – помогал, чем мог.

Шли годы, Николай вырос, окончил школу, поступил в Азово-Черноморский институт механизации сельского хозяйства в Мелитополе. Учился он не для оценок на экзаменах, по принципу «сдал и забыл», а для себя. Тем более неприятной была однажды полученная «четверка».

Обладая прекрасными способностями к рисованию, студент Бугайченко применял и творческие способности: подрабатывал, рисуя многочисленные плакаты. Не сидел без дела и во время летних каникул: работал на комбайне.

         Годы учебы в вузе были ярким и плодотворным временем для развития и самореализации: тогда же Николай успел стать востребованным спортивным комментатором и футбольным критиком. За что бы он ни брался, все получалось, принося большое удовольствие результатами.  

В это прекрасное время Николай Владимирович встретил свою вторую половину, познакомившись на танцевальном студенческом вечере  с девушкой.

– Захожу и вижу, что на одной из расставленных вдоль стен вестибюля скамеек сидит ОНА, – произносит наш собеседник с сияющими глазами. Они сразу заметили друг друга: – Вечер продолжался, она все чаще поворачивалась в мою сторону. А потом повернулась ко мне на всю оставшуюся жизнь.

Девушку звали Лилией. Она стала его верной спутницей, опорой во всем и двигателем его профессионального роста. Никогда не споря с мнением мужа, она лишь в ряде случаев пыталась повлиять на его решения, и именно эти решения становились судьбоносными. Так, был не по душе супруге Николая Владимировича климат Мелитополя: в течение длительного времени она пыталась уговорить мужа на переезд. Наконец, устав от уговоров, Николай согласится, сказав, что примет первое же предложенное назначение с переездом, и Лилия протянула ему телеграмму из Ставрополя… Много лет спустя она не менее настойчиво будет просить мужа о втором ребенке – родится любимая дочь Лариса, о которой теперь Николай Владимирович говорит кратко и емко: «Она – мое все!»

В Ставрополе молодая семья Бугайченко начнет с малого: на тот момент весь их багаж уместился в два собственноручно изготовленных чемодана, а первой кроватью стал расстеленный на полу плащ. Работать Николай Владимирович стал инженером сельскохозяйственной техники, а Ставрополье его, скромного юношу из Мелитополя, на каждом шагу удивляло своим изобилием.

Одним из ярчайших воспоминаний того времени стало, например, такое. Возвращаясь после работы домой, Николай увидел женщину, продающую маргарин. Поинтересовался стоимостью и задал привычный для Мелитополя вопрос: «А сколько продадите?» Услышав в ответ удивительное и невероятное для него восклицание: «Да сколько хотите!» – купил весь бидон и полетел на крыльях счастья к любимой жене. Ну, каким же сладким был для молодых тот маргарин, щедро намазанный на ломти хлеба!

…Более пятидесяти лет минуло с момента преподавательского дебюта Николая Бугайченко. Он тогда читал свою первую лекцию в Ставропольском государственном сельскохозяйственном институте – по расчетному курсу на факультете механизации сельского хозяйства. До сих пор Николай Владимирович переживает, что первую лекцию провел не так успешно, как задумывал. Кстати, готовиться к лекциям ему помогала любимая жена: составляла многостраничные рукописные конспекты. Для Николая Владимировича педагогическая деятельность была неразрывно связана с научной: вскоре появился и его первый ученый труд – «Комплексная механизация сена», а за ним и многие, многие другие.

Однако Николай Владимирович являлся не только теоретиком. Так сложилось, что следуя собственному правилу: «постройку дома надо начинать с посадки деревьев», он посадил в своем дворе яблони сортов «Ренет Симиренко» и «Пармен зимний золотой». Это стало предпосылкой к выведению в дальнейшем более десяти новых сортов яблонь и груш.

Начав с малого, Николай Владимирович стал уважаемым ученым и педагогом, до 97 лет продолжая выведение уникальных сортов плодовых деревьев. 33 года он преподавал на факультете механизации сельского хозяйства Ставропольского государственного аграрного университета. Им опубликовано несколько книг, множество научных статей и даже, как он их называет, «полухудожественных рассказов от имени бывалого хлебороба Евсея Добреева». Все эти работы опубликованы на том самом поразившем нас «Агросайте Николая Бугайченко», ведение которого начиналось с публикации научных работ о сельском хозяйстве, впоследствии превратившись в настоящую платформу для творчества Николая Владимировича.

«Я просто солдат Красной армии»

Конечно же, мы попросили Николая Владимировича рассказать нам о военных годах, но услышали лишь вескую фразу: «О первой половине войны незачем рассказывать. Горечь поражений не тот стимул для рассказов. А о второй… ничего особенного не расскажу, ведь я просто солдат Красной Армии».

И все же я воспользовалась советом ветерана поискать правду в его книгах и узнала, что осенью 1940 года Николай Бугайченко был призван в Красную Армию, став рядовым пехоты, получил значок «Ворошиловский стрелок». Летом 1941 года его взвод чудом успел переправиться через Днепр лишь за несколько минут до атаки немецкой авиации… Позже Николая Владимировича назначат комсоргом, как он пишет, девичьей роты, и добавляет, что «вел разговоры по устройству автомобиля со своими красавицами». Не обошлось на войне и без ранений. Так, будучи на Карельском фронте, Николай Владимирович как водитель выполнял приказ: доставить к месту назначения бойцов и трофейный груз. По дороге попал в засаду, был ранен, но приказ выполнил в точности, несмотря на полученную рану. В числе его наград медали «За победу над Германией», «За победу над Японией», «За оборону Советского Заполярья» и орден Отечественной войны II степени.

Даже в собственных книгах Николай Владимирович избегает подробностей о войне, зато открыто выражает свою позицию: «Жаль, что нынешнее молодое поколение учило историю нашей Родины по учебникам, написанным все теми же лже-историками. Они и нас, наше поколение обвиняют в том, что, по их мнению, и жили то мы не так, как надо, и делали все не то, что надо. А мы воздвигали ДнепроГЭС и Магнитку. Рубили уголь и руду. Лили чугун и сталь. Строили заводы, заводы, заводы... Те самые заводы, с помощью которых трудолюбивый советский народ и героическая армия разгромили полчища коричневой чумы и выковали Великую Победу. Мы шли в бой с лозунгами: «За Родину!», «За Сталина!». И – победили».

«Еще многое впереди!»

На прощание Николай Владимирович взял с нас обещание прочитать его книги, в свою очередь пообещав нам все-таки начать новую книгу, да не книгу, а трилогию «Нежеланный сын».

– Я доволен этим отрезком жизни, потому что многое еще впереди, – произнес он, провожая нас.

У таких людей надо учиться, такими людьми невозможно не восхищаться, и я сдержала слово, данное Николаю Владимировичу: прочла его книги. Кстати, в своей биографии автор вспоминает частые разговоры со своим отцом – о «текущем моменте», в которых отец, отвечал на все вопросы сына, пытаясь объяснить происходящее вокруг, будь то коллективизация, голод или более простые, но не менее важные бытовые вопросы.

Прочитав это, я поняла: наша встреча с Николаем Бугайченко была уникальна и неповторима именно этим – разговором о текущем моменте. Вопросы остались, а значит, мы найдем возможность их задать Николаю Владимировичу.

Наталья Юрина,
нотариус по Ставропольскому городскому  нотариальному округу,

член комиссии НПСК по взаимодействию со СМИ,
член Школы журналистики НПСК

 

Случайная новость

Бумажно или электронно – все равно!

Без малого пять лет прошло с той поры, как было введено в оборот нотариата России удостоверение равнозначности электронного документа документу на бумажном носителе. Датой рождения нового нотариального действия стало 1 июля 2014 года. Однако по сей день не иссякают различные вопросы на эту тему, так что попытаемся развернуто и подробно разобраться в сути и практическом применении этого действия.

Подробнее ...