Ставропольское региональное отделение

Общероссийской общественной организации «АССОЦИАЦИЯ ЮРИСТОВ РОССИИ»

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

«Нет в России семьи такой…»

E-mail Печать PDF

Эта строчка известной песни отражает реальную картину тех, уже далеких дней Великой Отечественной войны. В каждой семье памятен свой герой.

На войне погибли отец и брат моей мамы. В 1941 году ей было четыре года. Жили они большой дружной семьей, в которой  было трое детей – Николай 1922 года рождения, Анастасия (хотя все звали ее Надя) 1936 года и младший Миня 1938 года.  Отец работал кузнецом в совхозе Большевистская Искра Благодарненского района.  Кузнец в сельской местности – работник незаменимый, лопаты, тяпки, вилы, топоры, косы, все ковал и для совхоза и для односельчан. Прохудились тазы, кастрюли, ведра, все шли к нему, чтобы починил. Очень хорошо получались у него ножи, в каждом  доме пользовались изделиями, сделанными его трудолюбивыми руками.

Когда началась война, моего деда на фронт не призвали, нужен был в совхозе. Однако осенью, когда фашисты наступали по всем фронтам, он ушел воевать. Было это 28 октября 1941 года.  Перед уходом, на рассвете, взял на руки мою спящую маму и долго ходил с ней по комнате, а потом  сказал моей бабушке: «Береги Надю. Коля скоро тоже уйдет на фронт, Миня маленький, всякое может случиться. Надю береги».

Вышло все так, как сказал дедушка. Мой дядя Киктенко Николай  Иванович «в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 4 марта 1943 года в х. Свистельники Краснодарского края». Ему был всего 21 год.

Бабушка рассказывала, что был он очень добрый, в школе учился на «отлично». Война перечеркнула все.

Младший Миня заболел воспалением легких. Лечить было нечем. Бабушка собрала все продукты, какие оставались в доме, и поменяла их на лекарство, но спасти его не удалось. Остались они вдвоем с моей мамой.

Дедушка воевал в Сталинграде, в письмах писал, что бои идут ожесточенные, сражаются за каждый дом. От постоянных обстрелов их заваливает камнями и стеклами разрушенных зданий. Последняя весточка от него была в феврале  1943 года. Бабушка часто плакала, провожая глазами проходившего мимо почтальона, а мама ее успокаивала и говорила, что когда вырастет большая, напишет ей много писем.

Только в апреле 1947 года из Бурлацкого райвоенкомата Ставропольского края пришло извещение, что Киктенко Иван Корнеевич пропал без вести в апреле 1943 года. Получается, что всего на месяц пережил своего старшего сына.

С фронта вернулся односельчанин, который воевал в Сталинграде вместе с дедом. Он рассказал, что много солдат было погребено под завалами домов во время бомбежек города, и что мой дед остался лежать в одном из таких завалов.

Суммарные потери убитыми, умершими от ран в госпиталях, пропавшими без вести составили 478741 человек. Сталинградская битва стала одной из самых ожесточенных и кровопролитных в истории человечества.

 Мама ездила в Волгоград, ходила по улицам города  и думала о том, что в этой земле покоится прах ее родного человека. У деда нет могилы, но памятником ему является  восстановленный из руин город, в котором счастье любоваться голубым небом, влюбляться, растить детей, завоевано ценой его жизни и  жизнями сотен тысяч погибших солдат.

 Хочется низко склонить голову в память о погибших,  защищавших родную землю.

Любовь Мищенко

ветеран нотариата нотариальной палаты Ставропольского края,

член комиссии НПСК по взаимодействию со СМИ,

член Школы журналистики НПСК

 

Случайная новость

Солдатская каша и фронтовые песни под чистым небом без войны

«Проезжайте по аллее к центральному входу, здесь вас очень ждут!» – приветливо улыбнулся сотрудник поста охраны Ставропольского краевого геронтологического центра Виктор Сухин, открывая ворота.

Гости, аккуратно и не спеша заезжающие на территорию Центра – одни из самых желанных: к пожилым людям и инвалидам приехала военно-полевая кухня – подарок к празднику от нотариальной палаты Ставропольского края.

Подробнее ...